Глава третья



Глава, которую можно поставить в начале

В мае месяце недавно прошедшего года, четыре часа спустя после жаркого полудня, над крутым обрывом, которым заканчивался у реки сад Висленевых, собрались все, хотя отчасти, знакомые нам лица. Лариса Висленева сидела на широкой доске качелей, подвешенных на ветвях двух старых кленов. Она держалась обеими руками за одну веревку, и, положив на них голову, смотрела вдаль за реку, на широкую, беспредельную зеленую степь, над которою в синеве неба дотаивало одинокое облачко. Шагах в трех от качель, на зеленой деревянной скамейке помещались Катерина Астафьевна Форова и генеральша Синтянина. Первая жадно курила папироску из довольно плохого табаку, а вторая шила и слушала повесть, которую читал Форов. Майор одет в черный статский сюртук и военную фуражку с кокардой, по жилету у него виден часовой ремешок, на котором висит в виде брелока тяжелая, массивная золотая лягушка с изумрудными глазами и рубиновыми лапками. На гладком брюшке лягушки мелкою искусною вязью выгравировано: "Нигилисту Форову от Бодростиной". Дорогая вещь эта находится в видимом противоречии с прочим гардеробом майора. Филетер Иванович теперь читает: правою рукой он придерживает листы лежащей у него на коленях книги, а левою - машинально дергает толстый, зеленый бумажный шнурок, привязанный к середине доски, на которой сидит Лариса. Чтение идет плавно и непрерывно, качание тоже.
Есть здесь и еще один человек: он лежит в траве над самым обрывом, спиной к реке, лицом к качающейся Ларисе. Это Подозеров. Ему на вид лет тридцать пять; одет он без претензии, но опрятно; лицо у него очень приятное, но в нем, может быть, слишком много серьезности и нервного беспокойства, что придает ему минутами недоброе выражение. Подозеров как бы постоянно или что-то вспоминает, или ожидает себе чего-то неприятного и с болезненным нетерпением сдвигает красивые брови, морщит лоб и шевелит рукою свои недлинные, но густые темно-русые волосы с раннею сединой в висках.
Чтение, начатое назад тому с полчаса, неожиданно прервано было веселым и довольно громким смехом Катерины Астафьевны Форовой, смехом, который поняла только одна тихо улыбавшаяся Синтянина. Лариса же и Подозеров его даже и не заметили, чтец только поднял удивленные глаза и спросил баском
свою жену:
- Что ты это рассыпалась, Тора?
- Для кого ты читаешь, бедный мой Форов? Всякий раз заставят его читать, и никто его не слушает.
- Ну и что же такое? - отвечал майор.
- Ничего. Ты читаешь, Лариса где-то витает: Подозеров витает за нею;
мы с Сашей еще над первою страницей задумались, а ты все читаешь да чи- таешь!
- Ну и что же такое? я же в прибыли: я, значит, начитываюсь и умнею, а вы выбалтываетесь.
- И глупеем?
- Сама сказала, - ответил, шутя, Форов и, достав из кармана кошелек с табаком, начал крутить папироску.
Жена долго смотрела на майора с улыбкой и наконец спросила:
- Вы, господин Форов, пенсион нынче получили?
- Разумеется, получил-с, - отвечал Форов и, достав из кармана конвертик, подал его жене.
- Вот вам все полностию: тридцать один рубль.
- А шестьдесят копеек?
- Положение известное! - отвечал майор, раскуривая толстую папироску.
Синтянина взглянула на майора и рассмеялась.
- Да чего же она в самом деле спрашивает? - заговорил Филетер Иванович, обращая свои слова к генеральше, - ведь уж сколько лет условлено, что я ей буду отдавать все жалованье за удержанием в свою пользу в день получения капитала шестидесяти копеек на тринкгельд.
- Нет, я что-то этого условия не помню! Когда ты за мной ухаживал, ты
мне ни о каких тринкгельдах тогда не говорил, - возразила майорша.
- Ну, ухаживать за тобой я не ухаживал.
- Так зачем же ты на мне женился?
Майор тихонько улыбнулся и проговорил:
- Что же, женился просто: вижу, женщина в несчастном положении,
дай, думаю себе, хоть кого-нибудь в жизни осчастливлю.
- Да, - проговорила Катерина Астафьевна, ни к кому особенно не обращаясь: - чему, видно, быть, того не миновать. Нужно же было, чтоб я решила, что мне замужем не быть, и пошла в сестры милосердия; нужно же было, чтобы Форова в Крыму мне в госпиталь полумертвого принесли! Все это судьба!
- Нет, французская пуля, - отвечал Форов.
- Ты, неверующий, молчи, молчи, пока Бог постучится к тебе в сердце.
- А я не пущу.
- Пустишь, и сам позовешь, скажешь: "взойди и сотвори обитель".
Вышла маленькая пауза.
- И Сашина свадьба тоже судьба? - спросила Лариса.
- А еще бы! - отвечала живо Форова. - Почем ты знаешь... может быть, она приставлена к Вере за молитвы покойной Флорушки.
- Ах, полноте, тетя! - воскликнула Лариса. - Я знаю эти "роковые определения"!
- Неправда, ничего ты не знаешь!
- Знаю, что в них сплошь и рядом нет ничего рокового. Неужто же вы можете ручаться, что не встреться дядя Филетер Иванович с вами, он никогда не женился бы ни на ком другом?
- Ну, на этот раз, жена, положительно говори, что никогда бы и ни на ком, - отвечал Форов.
- Ну, не женились бы вы, например, на Александрине?
- Ни за что на свете.
- Браво, браво, Фидетер Иванович, - воскликнула, смеясь, Синтянина.
- А почему? - спросила Лариса.
- Вы всегда все хотите знать "почему"? Бойтесь, этак скоро состареетесь.
- Но я не боюсь и хочу знать: почему бы вы не женились на Саше?
- Говорите, Филетер Иванович, мне уж замуж не выходить, - вызвала Синтянина.
- Ну, извольте: Александра Ивановна слишком умна и имеет деспотический характер, а я люблю свободу.
- Не велик комплимент тете Кате! Ну, а на мне бы вы разве не женились? Я ведь не так умна, как Александрина.
- На вас?
- Да, на мне.
Форов снял фуражку, три раза перекрестился и проговорил}
- Боже меня сохрани!
- На мне жениться?
- Да, на вас жениться: сохрани меня грозный Господь Бог Израилев, карающий сыны сынов даже до седьмого колена.
- Это отчего?
- Да разве мне жизнь надоела!
- Значит, на мне может жениться только тот...
- Тот, кто хочет ада на земле, в надежде встретиться с вами там, где нет ни печали, ни воздыхания.
- Вот одолжил! - воскликнула, рассмеявшись, Лариса, - ну, позвольте, кого бы вам еще из наших посватать?
- Глафиру Васильевну Бодростину, - подсказал, улыбаясь, Подозеров.
- Ах, в самом деле Бодростину! - подхватила Лариса.
- Кого ни сватайте, все будет напрасно.
- Но вы ее кавалер "лягушки".
- "Золотой лягушки", - отвечал Форов, играя своим ценным брелоком. - Глафире Васильевне охота шутить и дарить мне золото, а я философ и беру сей презренный металл в каком угодно виде, и особенно доволен, получая кусочек золота в виде этого невинного создания, напоминающего мне поколение людей, которых я очень любил и с которыми навсегда желаю сохранить нравственное единение. Но жениться на Бодростиной... ни за что на свете!
- На ней почему же нет?
- А почему? Потому, что мне нравится только особый сорт женщин: умные дуры, которые, как все хорошее, встречаются необыкновенно редко.
- Так это я, по-твоему, дура? - спросила, напуская на себя строгость, Катерина Астафьевна.
- А уж, разумеется, не умна, когда за меня замуж пошла, - отвечал Форов. - Вот Бодростина умна, так она в золотом терему живет, а ты под соломкою.
- Ну, а бодростинская золотая лягушка-то что же вам такое милое напоминает? - дружески подшучивая над майором, спросил Подозеров.
- Золотая лягушка напоминает мне золотое время и прекрасных умных дураков, из которых одних уж нет, а те далеко.
- Она напоминает ему моего брата Жозефа, - сказала Лариса.
- Ну, уж это нет-с, - отрекся майор.
- Почему же нет? Брат мои разве не женился по принципу, не любя женщину, для того только, чтобы "освободить ее от тягости отцовской власти", - сказала Лариса, надуто продекламировав последние шесть слов. Надеюсь, это мог сделать только "умный дурак", которых вы так любите.
- Нет-с; умные дураки этого не делали, умные дураки, которых я люблю, на такие вздоры не попадались, а это мог сделать глупый умник, но я с этим ассортиментом мало знаком, а, впрочем, вот поразглядим его!
- Как это поразглядите? Разве вы его надеетесь скоро видеть?
- А вы разве не надеетесь дожить до той недели?
- Что это за шарада? - спросила в недоумении Лариса.
- Как же, ведь он на днях приедет.
- Как на днях?
- Разумеется, - отвечал Форов. - Мой знакомый видел его в Москве; он едет сюда.
Присутствующие переглянулись.
"Это что-нибудь недоброе!" - мелькнуло во взгляде Ларисы, брошенном на Синтянину; та поняла, и сама немного изменясь в лице, сказала майору:
- Филетер Иванович, вы совсем бестолковы.
- Чем-с? Чем я бестолков?
- Да что же это вы нам открываете новости по капле?
- Чем же я бестолковее вас, которые мне и по капле не открыли, что вы этого не знаете?
- Откуда же мы могли это знать?
- А разве он не писал об этом Ларисе Платоновне?
- Ничего он не писал ей.
- Ну, а я почему мог это знать?
- Но вы, Филетер Иваныч, шутите это или вправду говорите, что он вдет сюда? - спросила серьезно Лариса.
По дорожке, часто семеня маленькими ногами, шла девочка лет двенадцати, остриженная в кружок и одетая в опрятное ситцевое платье с фартучком. В руках она держала круглый поднос, и на нем запечатанное письмо.
Лариса разорвала конверт.
- Вы отгадали, это от брата, - сказала она и, пробежав маленький листок, добавила: - все известие заключается вот в чем (она взяла снова письмо и снова его прочитала): "Сестра, я еду к тебе; через неделю мы увидимся. Приготовь мне мою комнату, я проживу с месяц. Еду не один, а с Гор..."
- Не могу дальше прочесть, с кем он едет, - заключила она, передавая письмо Синтяниной.
- Не прочтете ли вы, Филетер Иванович? Форов посмотрел на указанную ему строчку и, качнув отрицательно головой, передал письмо Подозерову.
- "Горданов", - прочел Подозеров, возвращая письмо Ларисе.
- Так вот он как будет называться ваш рок! - воскликнул майор.
- Филетер Иванович, вы несносны! - заметила ему с неудовольствием Синтянина, кинув взгляд на немного смущенного Подозерова.
- А я говорю только то, что бывает, - оправдывался майор, - братья всегда привозят женихов, как мужья сами вводят любовников...
- А что это за Горданов? - сухо спросила Лариса.
- Я, кажется, немножко знаю его, - отвечал Подозеров. - Он помещик здешней губернии и наш сверстник по университету... Я его часто видел в доме некиих господ Фигуриных, где я давал уроки, а теперь у него здесь есть
дело с крестьянами о земле.
- Фигуриных! - воскликнула Лариса. - Вы видели его там? Он их знакомый?
- Кажется, даже родственник.
- Интересный господин? - полюбопытствовала Синтянина.
- М-мм! Как вам сказать...
Подозеров, казалось, что-то хотел сказать нехорошее о названном лице, но переменил что-то и ответил:
- Не знаю, право, мы с ним как-то не сладились.
- А вы кого же у Фигуриных учили?
- Там были мальчик Петр и девочки Наташа и Алина.
- А вы эту Алину учили?
- Да; она уже была великонька, но я ее учил.
- Хороша она?
- Нет.
- Умна?
- Не думаю.
- Добра?
- Господь ее знает, девушки ведь почти все кажутся добрыми. У малороссиян есть присловье, что будто даже "все панночки добры".
- "А только откуда-то поганые жинки берутся?" - докончил Форов.
- Эта Алина теперь жена моего брата.
- В таком случае малороссийское присловье прочь.
- Лариса, взгляни, - перебила дрогнувшим голосом Синтянина, глядя на ту дорожку, по которой недавно девочка принесла письмо от Висленева. Лариса обернулась.
- Что там такое?
Синтянина бледнела и не отвечала.
По длинной дорожке от входных ворот шел высокий, статный мужчина. Он был в легком сером пиджаке и маленькой соломенной шляпе, а через плечо у него висела щегольская дорожная сумочка. Сзади его в двух шагах семенила давешняя девочка, у которой теперь в руках был большой портфель.
- Брат!.. Иосаф!.. Каков сюрприз! - вскрикнула Лариса, ступая с качелей на землю.
И с этим она рванулась быстрыми шагами вперед и побежала навстречу брату.


далее: Глава четвертая >>
назад: Глава вторая <<

Leskov. Nives
   ЗАБЫТЫЙ РОМАН
   Глава первая
   Глава вторая
   Глава третья
   Глава четвертая
   Глава пятая
   Глава шестая
   Глава седьмая
   Глава восьмая
   Глава девятая
   Глава десятая
   Глава одиннадцатая
   Глава первая
   Глава вторая
   Глава третья
   Глава четвертая
   Глава пятая
   Глава шестая
   Глава седьмая
   Глава восьмая
   Глава девятая
   Глава десятая
   Глава одиннадцатая
   Глава двенадцатая
   Глава тринадцатая
   Глава пятнадцатая
   Глава вторая
   Глава третья
   Глава четвертая
   Глава пятая
   Глава шестая
   Глава седьмая
   Глава восьмая
   Глава девятая
   Глава десятая
   Глава одиннадцатая
   Глава двенадцатая
   Глава тринадцатая
   Глава четырнадцатая
   Глава пятнадцатая
   Глава шестнадцатая
   Глава семнадцатая
   Глава восемнадцатая
   Глава девятнадцатая
   Глава первая
   Глава вторая
   Глава четвертая
   Глава пятая
   Глава шестая
   Глава седьмая
   Глава восьмая
   Глава девятая
   Глава десятая
   Глава одиннадцатая
   Глава двенадцатая
   Глава тринадцатая
   Глава четырнадцатая
   Глава пятнадцатая
   Глава шестнадцатая
   Глава семнадцатая
   Глава восемнадцатая
   Глава девятнадцатая
   Глава двадцать вторая
   Глава двадцать третья
   Глава первая
   Глава вторая
   Глава третья
   Глава четвертая
   Глава пятая
   Глава шестая
   Глава седьмая
   Глава восьмая
   Глава девятая
   Глава десятая
   Глава одиннадцатая
   Глава двенадцатая
   Глава тринадцатая
   Глава четырнадцатая
   Глава пятнадцатая
   Глава шестнадцатая
   Глава семнадцатая
   Глава восемнадцатая
   Глава двадцатая
   Глава двадцать первая
   Глава двадцать вторая
   Глава двадцать третья
   Глава двадцать четвертая
   Глава двадцать пятая
   Глава двадцать шестая
   Глава двадцать седьмая
   Глава двадцать восьмая
   Глава двадцать девятая
   Глава тридцатая
   Глава тридцать первая
   Глава тридцать вторая
   Глава тридцать третья
   Глава тридцать четвертая
   Глава тридцать пятая
   Глава тридцать шестая
   Глава первая
   Глава вторая
   Глава третья
   Глава четвертая
   Глава пятая
   Глава шестая
   Глава седьмая
   Глава восьмая
   Глава девятая
   Глава одиннадцатая
   Глава двенадцатая
   Глава тринадцатая
   Глава пятнадцатая
   Глава шестнадцатая
   Глава семнадцатая
   Глава восемнадцатая
   Глава девятнадцатая
   Глава двадцатая
   Глава двадцать первая
   Глава двадцать вторая
   Глава двадцать третья
   Глава двадцать четвертая
   Глава двадцать пятая
   Глава двадцать шестая
   ПРИМЕЧАНИЯ